Роман мозер вязание мушек



Я родился 18 декабря 1947 года в городе Велс, в Верхней Австрии. Когда мне было три года, я с родителями переехал в Гмунден, маленький город с императорским стилем. Этот город расположен у «ворот» в так называемую Зальцкаммергут (область соляных пещер и добычи соли до настоящего времени), на северном краю Альп, где находится множество озёр и рек. В тринадцать лет мозер я получил свою первую удочку и проверил свое умение ловить плотву и окуня в Траунзее (озеро Траун), которое находится напротив дверей моего дома. Однако наиболее привлекательным для меня было то место, где из озера вытекала всемирно известная река Гмунднер Траун.

В те времена многие известные нахлыстовики приезжали на эту большую и чистую альпийскую реку. Рыбные запасы реки - хариуса, ручьевой и озерной форели, было огромны. Большую часть времени в свои летние каникулы я проводил на берегах этой реки, наблюдая, как приехавшие издалека нахлыстовики, стремительно и изящно делают забросы своими удочками. Вскоре я изучил излюбленные места стоянок крупной рыбы в Трауне и стал давать ценные советы любителям ловли на нахлыст, которые впервые приезжали к нам на рыбалку. За это они иногда позволяли мне половить и поймать рыбу их удочками. Когда мне исполнилось 14 лет, пришло, наконец, и мое время! После того, как я проработал все летние каникулы на фабрике, производивший кирпич, у меня появились собственные карманные деньги. На них я купил себе недорогую клееную бамбуковую нахлыстовую удочку, шнур типа level, подлесок несколько дешёвых образцов мушек и, конечно же, лицензию на один день на право ловли в Гмунднер Трауне.

Как бы мне хотелось сегодня вернуться хотя бы на один день в те далекие времена со всеми моими знаниями и снастями, чтобы половить лососевых в Трауне! Ведь популяция рыбы в этой реке сегодня - это лишь малая толика того, что было в прежние времена.

Я учился 4 года в начальной школе, а потом 8 лет в гимназии Гмундена. Я хорошо помню то время. Мне было пятнадцать, у меня было слишком мало денег, чтобы покупать дорогие мушки, которые, к тому же, не были похожи на живых существ, которыми питалась рыба в Трауне. Вот, тогда то я и начал вязать свои мушки. В приложении к книге "Руководство по изготовлению снастей для рыболовов-любителей», которую я получил в подарок ко дню рождения от моих родителей, имелись образцы некоторых традиционных английских мушек. Используя маленькую струбцину для лобзика, несколько обычных крючков, ниток для шитья и метелку для смахивания пыли с длинными коричневыми перьями с седла, которую я «увел» у бабушки, я изготовил свои первые образцы.

Так как бородки у перьев были слишком длинными, то я, недолго думая, просто укоротил их с помощью ножниц до необходимой длины. Тем не менее, рыба на них в Гмунднер Трауне ловилась.

Мои родители поддерживали мой интерес к рыбалке, хотя я, кроме того, еще серьезно занимался в баскетбольном клубе, готовясь к соревнованиям. Моего брата, который был на девять лет младше меня, рыбалка не интересовала, поэтому в своем творчестве я полагался только на себя самого и малочисленные издания по рыбной ловле на немецком языке.

В 1968 году я получил аттестат зрелости и был призван на один год на обязательную военную службу. Осенью 1969 я начал учиться на педагога: изучал географию и физическую культуру в университете г. Зальцбурга.

Во время обучения я длительное время находился вдали от нахлыстовых водоемов. Только на время каникул я мог возвращаться на берега Траунзее и Трауна. В течение моего последнего года обучения (1972 г.) я открыл в себе настоящую любовь к вязанию мушек.

В Австрии был только один продавец нахлыстовых товаров, он находился в Вене, и звали его Норберт Айпельтауэр. Я часто его посещал, чтобы приобрести индийские петушиные скальпы, нахлыстовые крючки и другие принадлежности для ловли на искусственную мушку. В то же время я приобрёл у него две книги на английском языке - "Flydresser's Guide" ("Руководство для вязальщиков мушек") Джона Веньарда (John Veniard) и его же "A Further Guide of Flydressing" ("Руководство по совершенствованию вязания мушек"). После очередной большой закупки в Вене и, в том числе, двух внушительного размера скальпов деревенских петухов, которые были принесены в жертву по причине того, что являлись обладателями бесценных перьев, я приступил к вязанию мушек – в том числе стримеров и лососевых мушек – как смог, по образцам, заимствованным из этих двух книг. Это были мои основополагающие годы учения.

В двадцать шесть лет я получил степень магистра естественных наук и занял должность учителя в Торговой академии в Гмундене. В том же году женился. Жить на зарплату молодого учителя было невозможно, поэтому я подрабатывал вязанием мушек для местного рыболовного магазина. На деньги, полученные от этого, я смог также позволить себе первое очень дорогое приобретение: графитовую удочку фирмы «Fenwick». Этих денег также хватило на покупку предметов первой необходимости: стиральной машины, телевизора, стола для гостиной т.д.

В зимние месяцы я тратил все свое свободное время на вязание мушек. За шесть месяцев мне удавалось связать от десяти до пятнадцати тысяч мушек.

Естественно, что образцы, которые пользовались спросом среди рыболовов, были связаны в их традиционной манере, например, Wickhams Fancy, Greenwells Glory, Tubs Indispensable, Red Tag, Panama Mosquito и многие другие. Вскоре традиционные способы вязания наскучили мне, и я стал постоянным клиентом многочисленных галантерейных лавок, где покупал блестящие или пушистые нити, которые прочно заняли свои места среди материалов для вязания, обретая в моих руках «жизнь» в виде новых мушек. Клиенты нахлыстовых магазинов, а это были опытные мастера из различных стран, поначалу восприняли мои новшества скептически. Однако скоро мои создания начали пользоваться большим спросом. На них хорошо ловилась рыба, которая до этого сто раз видела Red Tag, Black Zulu или Blue Dun и уже не реагировала на них.

В 1974 заново распахнул свои двери известный отель для нахлыстовиков "Мариенбрюке" на Гмунднер Трауне. Он был закрыт роман мозер вязание мушек на время строительства на реке электростанции. Новый владелец отеля решил основать школу нахлыста, чтобы вновь привлечь гостей на берега Трауна. Прежде всего, он хотел, чтобы руководство школой взял на себя прежний рыболовный мастер Трауна, Ханс Гебетсройтер, который был близким другом Чарльза Ритца и Ли Вульфа. Гебетсройтер разработал свой собственный стиль заброса, который был подробно описан Эрихом Штоллем в двух книгах на немецком языке: "Высшая школа ловли форели" и "Высшая школа ловли хариуса". Однако Ханс Гебетсройтер не хотел в течение всего лета проводить курсы, поэтому он попросил меня встать во главе школы во время моих летних каникул в июле и августе.

Это сотрудничество старого мастера Гебетсройтера и «ученика» Романа Мозера продолжалось многие годы, вплоть до самой смерти Гебетсройтера в 1986 году. Сегодня я продолжаю обучать стилю заброса Гебетсройтера в своей собственной школе нахлыста.

В то время просто ловля лососевых на мушку перестала меня вдохновлять, поэтому я начал ловить в старице Дуная, как белую, так и хищную рыбу: щуку и судака. Я перепробовал различные снасти и приманки: червей, опарыша, тесто, хлеб, а также различные воблеры и блёсны. Спустя несколько лет я опять вернулся к тому, от чего ушел – к ловле только на искусственную мушку и смог перехитрить всех этих "плавниковых особ" при помощи нимф и стримеров.

Свою первую статью я опубликовал, когда мне было двадцать восемь лет. Она появилась в немецком журнале «Нахлыстовик» («Fliegenfischer»). Статья была о Buck Caddis. В эти годы я встретил на берегах Трауна большое число энтузиастов ловли на мушку со всего мира. Образцы мушек этих рыболовов вдохновили меня на создание новых собственных мушек, а некоторые их авторы стали моими близкими друзьями.

Тем временем, моя семья росла. С разницей в один год на свет появились мои сыновья. И хотя, пока они были маленькие, я постоянно брал их с собой на рыбалку, ни один из них так и не унаследовал моей страсти. Когда мне было около тридцати лет, друзья из Тироля подарили мне так называемую «прыгающую по дну нимфу» (bottom-bouncing nymph). Это была маленькая мушка с красновато-коричневым телом, золотистыми ребрышками и золотистой пластиковой головкой-бусинкой и уже встроенным куском нейлона. Эти нимфы крепилась к шнуру на боковых поводках, На конце шнура находился круглый кусок дерева со свинцовой вкладкой. Вся эта система забрасывалась вверх по течению при помощи спиннинга, а затем сплавлялась по течению вниз в направлении рыболова, который по мере необходимости подматывал леску. Это было самое удачное изобретение для ловли хариуса, особенно в больших внутренних альпийских реках с мутной водой как Инн и Драу. Эта мушка "прилетела" из швейцарского Граубюндена, хотя я подозреваю, что родом она, все - таки, откуда-то из северной Италии.

Разумеется, я тут же связал несколько таких нимф и ловил на них нахлыстом. Никогда не забуду тот день, когда я предложил этого «мушиного зверя» хариусам на одном из мелководных отрезков Трауна. Большое количество экземпляров рыбы пулей рванулось к наживке с расстояния 3-4метров, чтобы схватить ее. К сожалению, нимфа оказалась слишком легкой для ловли на глубоких местах. Я искал более тяжелую головку для нее и, наконец, остановился на латунных шариках, которые использовались при изготовлении рыболовами блёсен. Однако отверстие в этих шариках не было конической формы, поэтому мне приходилось использовать крючки с большим колечком. Наилучшим образом подошел крючок фирмы Partridge of Redditch модели Capitan Hamilton L3A. Теперь я мог ловить по настоящему крупных хариусов, которые обычно стоят на глубине у самого дна.

Когда мне исполнился 31 год, началось мое сотрудничество с Руди Хегером, молодым пекарем из города Зигесдорфа в Баварии (Германия), который также был заядлым нахлыстовиком. Он положил начало бизнесу, который назвал "Десятка лучших. Заказы по почте", причем свои товары, как например, тиски фирмы Xuron, скальпы от Metz, ножницы, зажимы для перьев и т.п., он, как начинающий предприниматель, хранил в коробке под своей кроватью.

Так как я уже накопил определенный опыт работы с синтетическими материалами, мы начали работу по созданию своей собственной линии, которую назвали "Traun River Products". Именно сочетание синтетических и натуральных материалов придавало мушке не только иной внешний вид, но и другие свойства, как повышенная плавучесть или, наоборот, скорость погружения. Появилась возможность создания абсолютно новых образцов, и именно это стало для меня источником вдохновения. Обязанности мы поделили следующим образом: я отвечал за новые материалы для вязания и их названия, а Руби был ответственным за продажу.

Я почти полностью прекратил мое полупрофессиональное вязание мушек для рыболовных магазинов Гмундена, потому что меня полностью поглотило изготовление удилищ, и, в особенности из графита с прекрасным дизайном. Вместе с Хегером мы предприняли ряд поездок в Великобританию и США с целью посещения, как производителей удочек, так и известных вязальщиков мушек. В это время я познакомился с Аланом Брэмли из Рэддич (Англия), который стал моим лучшим другом. Алан поставлял мне крючки для нахлыста различных форм и вариантов, а также изготовил для меня придуманные мной крючки для имитаций ручейника и крючки без бородок. Теперь меня стали приглашать в качестве гостя на различные ярмарки, в том числе, и на знаменитую ярмарку Chatsworth Angling Fair. Здесь я познакомился с Дэви Уоттоном, Чарльзом Джардайном, Таффом Прайсом, Малколмом Гринхэлом, Оливером Эдвардсоном. Многие из этих известных английских нахлыстовиков в последствии стали моими хорошими друзьями. К сожалению, слишком рано ушел от нас Алан Брэмли, который к тому времени уже стал директором компании по производству крючков "Partridge of Redditch".

С 1980 года я начал разрабатывать новые подлески, в том числе, кручёные и плетёные подлески для ловли на сухую мушку и нимфу. В настоящее время я произвожу в Австрии двадцать шесть различных подлесков значительно улучшенной формы, которые пользуются огромной популярностью среди любителей рыбалки на мушку во всем мире.

Приблизительно в то же время я начал предпринимать рыболовные поездки в другие страны в сопровождении двух закадычных друзей - двух «Вили». Мы совершили около двадцати совместных путешествий и, в первую очередь, на Аляску.

Для нас это было особым вызовом и захватывающим приключением, когда мы сплавлялись на рафтах по "Красной Мэри" и по разным рекам Бристольского залива. Но, как и прежде, испытательным полигоном для моих новых образцов мушек оставалась река Траун и, в особенности, некоторые участки «Верхнего Трауна», а также ближние реки моей Родины: Вёкла, Штайр, Тайхель. Методом "проб и ошибок" я пытался разработать улучшенные импрессионистические образцы, которые должны были провоцировать рыбу на атаку.

Бесконечное количество образцов «улетали» от моих тисков, причем некоторые из них завоевали славу, безусловно, уловистых мушек. Именно таким образом моя нимфа с золотой головкой, как специальная имитация куколки, начала свое триумфальное шествие сначала в Англии, а затем и в США, благодаря публикациям Тома Розенбауера из фирмы «Орвис». Сегодня, не без гордости, я могу заявить, что именно я помог нимфе с золотой головкой проложить свой путь в современный нахлыст по всему миру. Также и плавающий образец куколки, который родился в результате моего страстного желания постоянно проводить различные эксперименты, был назван Balloon Pupa. Он был представлен в книге Джудит Данхэм «Мушки для ловли форели». Более реалистичные мушки меня тоже интересовали: именно я создал «Whitlock Vibert Box» в немецко-говорящем регионе. Во время посещения нахлыстовых выставок в Западном Еллоустоуне я встретил Дейва Уитлока, которого считаю одним из лучших нахлыстовиков мира.

Вряд ли возможно представить себе сегодня рабочий стол без множества вязальных материалов, которые появились во времена сотрудничества с "Troun River Product". Такие названия как «Spectraflash», «Magic Wing», «Body Glass», «Cactus Chenille», «Plushille», «Ghost Fiber», «Furabou», также Snap Heads и многие другие известны многим вязальщикам мушек во всем мире.

Моя дочь, которую я часто носил в детском рюкзаке во время моих рыболовных вылазок, родилась в 1984 году. Позднее она по-настоящему увлеклась ловлей на искусственную мушку. Примерно в это же время в результате возникновения некоторых разногласий я покинул "Traun River Products" и основал в Гмундене свою собственную фирму - "Roman Moser - Innovating Fishing Products". Естественно, было трудно действовать из страны, которая не принадлежала к англо-говорящему миру. В промежутке между сорока и пятьюдесятью годами моей жизни я часто был участником «Выставки дилеров рыболовных Снастей» («Fly Tackle Dealer Show»), в настоящее время известную, как «Fly Retailer Show», которая проходила в Денвере, Колорадо. Однажды со своими мушками из Plushille, первыми трёхмерными образцами стримеров из синтетических материалов я попал в «Десятку лучших товаров выставки». Все это было 15 лет тому назад...

Во время моих многочисленных поездок в США я сочетал, так сказать « полезное с приятным». По приглашению моих друзей - Барри Бостона, Дейва Ротрока и Терри Шульца из Рыболовного Клуба Нью-Йорка - мы рыбачили в водоемах Монтаны, Колорадо и Пенсильвании. Два путешествия на Карибы, Белиз и Амбергрисские рифы дали мне представление о рыбной ловле в соленой воде, где с моей точки зрения, ловля тарпона представляет собой вершину совершенства - «королевским экзаменом - в ловле нахлыстом. Это никак не может сравниться с ловлей стальноголового лосося, поскольку я имел опыт ловли этой мигрирующей разновидности радужной форели во многих реках Британской Колумбии.

В течение последних пяти лет мое внимание, прежде всего, привлекал российский рынок нахлыста, который пока еще находится на стадии становления. Все больше и больше российских рыболовов-энтузиастов стремятся овладеть этим особым способом ловли рыбы. При активном содействии моего московского друга, который взял на себя обязанности генеральную дистрибьютора моей продукции в России, я довольно часто приезжаю в эту огромную страну. Кроме проведения курсов по нахлысту нам удалось снять три фильма для российских нахлыстовиков, которые любят ловить тайменя и ленка в притоках Енисея, тихоокеанского лосося в Сихотэ-Алинь (южнее Хабаровска), а так же щуку, судака, жереха, краснопёрку и окуня, обитающих в дельте Волги. При работе над вышеупомянутыми фильмами мне очень помог уже имевшийся у меня опыт по созданию учебных фильмов: в период с 1986 по 2000 год вместе с моим другом из Голландии мы сняли шесть лент: "Новые перспективы с поденкой" (три фильма), "Новые перспективы с ручейником", "Новые перспективы с веснянкой" и "Ловли форели на стример». Также следует упомянуть, что все мои статьи о нахлысте в немецких журналах «Fliegenfischen» и «Fliegenfischer» («Нахлыст» и «Нахлыстовик»), сложенные вместе, потянут на целую книгу.

В течение примерно десяти лет я по заказу местного рыболовного клуба осваивал реку Агер, приток Трауна. Своим главным достижением этого периода я считаю восстановление среды обитания форели на 10-ти километровом отрезке этой реки. Медленно, но верно эта река превращается в одну из самых лучших "лососевых" рек региона. В этом проекте меня активно поддерживает моя спутница жизни, нахлыстовик, полный энергии и энтузиазма - Корнелия.

Осенью 2003 моя карьера школьного учителя подошла к концу. Теперь у меня вновь появилось свободное время, и я с удвоенной силой посвящаю себя делам фирмы, путешествиям, разработке новых материалов для вязания мушек и инструментов. У меня много целей и планов на будущее. Среди них рыбалка в Южном полушарии - в водах Южной Америки и Новой Зеландии. Особое желание, исключительно для моих лучших друзей выпустить книгу, которая сохранила бы все знания и опыт, накопленные мною за всю мою рыболовную жизнь. Для этого еще есть достаточно времени.

Назад


Источник: http://www.flyshopryboved.com/about/roman.php



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Roman _Moser Основы Техники Вязания Мушек смотреть видео онлайн в Моем Рисуем портрет-пошагово

Роман мозер вязание мушек Роман мозер вязание мушек Роман мозер вязание мушек Роман мозер вязание мушек Роман мозер вязание мушек Роман мозер вязание мушек Роман мозер вязание мушек